Открытие выставки "Отец Павел Флоренский – русский Леонардо"

23/11/12

ПРАВИТЕЛЬСТВО МОСКВЫ
ДЕПАРТАМЕНТ КУЛЬТУРЫ ГОРОДА МОСКВЫ
МУЗЕЙ «МОСКОВСКИЙ ДОМ ФОТОГРАФИИ»
МУЗЕЙ-КВАРТИРА СВЯЩЕННИКА П.А.ФЛОРЕНСКОГО

представляют выставку

«ОТЕЦ ПАВЕЛ ФЛОРЕНСКИЙ – РУССКИЙ ЛЕОНАРДО»

Открытие состоится 23 ноября в 19:00
В Мультимедиа Арт Музее, Москва
По адресу: Ул. Остоженка, 16

Выставка будет проходить с 23 ноября по 16 декабря.



К 75-летию мученической кончины П.А.Флоренского

Священника Павла Флоренского по праву величают русским Леонардо да Винчи. Гениальный мыслитель и ученый, инженер и изобретатель, он внес заметный вклад в философию и богословие, филологию и искусствознание, математику и физику, этнографию и музееведение, электротехнику и геологию. Необычайна разносторонность талантов и творческих интересов этого российского энциклопедиста ХХ века. Начав свой творческий путь с выдающихся богословских сочинений, он одновременно занимался исследованиями материального мира и истории человеческой культуры. Многочисленные публикации и исследования ученых всего мира свидетельствуют о том, что жизнь, личность и творчество П.А.Флоренского имеют общекультурное и общецерковное значение. «Творчество священника Павла Флоренского опровергает известное представление о мнимой несовместимости духа научного исследования, с одной стороны, и христианского миропонимания – с другой стороны. Сам жизненный путь мыслителя и ученого привел его в необходимости осуществить в себе примирение разума и веры», - подчеркивал Патриарх Московский и всея Руси Алексий II.

Павел Александрович Флоренский родился 9/22 января 1882 г. близ Евлаха (ныне Азербайджан) в семье инженера путей сообщения. Его детство и отрочество прошли в Грузии. «Почти все, что приобрел я в интеллектуальном отношении, получено не от школы. А вопреки ей. Много дал мне отец лично. Но главным образом я учился у природы, куда старался выбраться, наскоро отделавшись от уроков. Тут я рисовал, фотографировал, занимался. Это были наблюдения характера геологического, метеорологического и т.д., но всегда на почве физики. Читал я и писал тоже нередко среди природы. Страсть к знанию поглощала все мое внимание и время» (П.А.Флоренский. Автобиография. 1927).

В августе 1899 г. в душе юного П.Флоренского (ему было 17 лет) совершился глубокий внутренний переворот, обративший его к религии. Время, оставшееся до окончания гимназии, родители, и прежде всего отец, посвятили тому, чтобы убедить сына получить университетское образование для будущей научной деятельности. Несмотря на все потрясения, кризис мировоззрения и начавшееся расхождение с родителями, П.А.Флоренский окончил гимназический курс первым, с золотой медалью.

В 1900 г. П.А.Флоренский поступает на физико-математический факультет Московского Университета. Среди его учителей были знаменитые ученые и профессора: Б.К.Млодзеевский, Л.К.Лахтин, Н.Е.Жуковский, С.Н.Трубецкой, особое влияние оказал профессор Н.В.Бугаев, один из основателей Московской математической школы. Во время учебы в университете П.А.Флоренский подружился с поэтом А.Белым (сыном Н.В.Бугаева), а через него познакомился с символистами: В.Я.Брюсовым, К.Д.Бальмонтом, Д.С.Мережковским, З.Н.Гиппиус, А.А.Блоком. Но почти сразу же обнаружились и глубокие личные и идейные расхождения П.А.Флоренского с большинством из символистов. Несмотря на то, что его считали одним из самых талантливых студентов с большим научным будущим, весной 1904 г., окончив с отличием Московский университет, П.А.Флоренский поступает в Московскую Духовную академию. С тех пор вся его жизнь оказалась связанной с Троице-Сергиевой Лаврой, у стен которой он прожил почти 30 лет.

Кандидатское сочинение Флоренского «О религиозной истине» (1908) стало ядром его знаменитой книги «Столп и утверждение Истины» (1914). Ее автору удалось, образно говоря, соединить Афины и Иерусалим – светскую и духовную культуру.

В звании профессора П.А.Флоренский преподавал в Московской Духовной академии историю философии (1908-1919). Тематика его лекций была обширна: Платон и Кант, мышление еврейское и мышление западноевропейское, оккультизм и христианство, религиозный культ и культура. В 1911 г. принял сан священника. Являлся главным редактором журнала «Богословский вестник», настоятелем храма св. Марии Магдалины в Сергиевом Посаде (1912-1917), старался воплотить свое юношеское стремление осуществить синтез культуры и церковности.

П.А.Флоренский много писал об общеевропейском духовном кризисе, в который была вовлечена и Россия, часто говорил о ее надвигавшемся крушении из-за потери духовных и национальных устоев. Революция не стала для него неожиданностью. Его мнение, что установление советской власти имеет закономерный и необратимый до времени характер, а потому следует принять все, что она с собой несет, за исключением безбожия, привел отца Павла к действительной политической лояльности по отношению к советской власти при идейном противостоянии насаждавшейся атеистической идеологии. «Завещание», начатое 11 апреля 1917 г., убеждает, что он предвидел и грядущие испытания России, и свою трагическую судьбу.

После революции он не снял духовного сана, а впоследствии отказался выехать из лагеря по предложению первого президента Чехословакии Томаша Масарика, ответив на это предложение словами апостола Павла: «я научился быть довольным тем, что у меня есть» (Флп. 4, 11). Он хотел до конца и во всем разделить судьбу народа и России. «Отец Павел органически не мог и не хотел стать эмигрантом в смысле вольного или невольного отрыва от родины, и сам он и судьба его есть слава и величие России, хотя вместе с тем и величайшее ее преступление» (протоиерей Сергий Булгаков).

С октября 1918 г. по май 1920 гг. П.А.Флоренский был хранителем монастырской ризницы и ученым секретарем «Комиссии по охране памятников искусства и старины Троице-Сергиевой лавры», подчинявшейся музейному отделу Наркомата просвещения. Национализированные ценности Лавры оказались тогда под угрозой разграбления, уничтожения и безвозвратной утраты. В результате деятельности Комиссии было спасено церковное и национальное достояние неизмеримой культурной и материальной ценности. Работая в Комиссии, священник Павел Флоренский одним из первых в мировой практике развивал идею «живого музея», требуя сохранения каждого предмета в той среде и связях, в которых он возникает и живет. Однако в условиях 1920-х и последующих годов попытка сохранить Троице-Сергиеву Лавру и Оптину пустынь как живые очаги духовной культуры была обречена; лишь время подтвердило истинность мысли и усилий отца Павла.

В 1920-е гг. П.А.Флоренский работал в различных государственных учреждениях исследовательского характера. Редактировал «Техническую Энциклопедию», работал в учебных и научных учреждениях и на производстве («Главэлектро ВСНХ РСФСР», завод «Карболит»). Само появление его там в подряснике было вызовом государственному атеизму и наглядным опровержением утверждения о «темноте и безграмотности» духовенства. «В этих условиях, - подчеркивает Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, - Флоренский продолжал со страхом Божиим служить Церкви и Родине. Он являл образец благочестия и порядочности, трудолюбия и терпения, мужества перед лицом страданий и смерти… Для верных чад Церкви имя отца Павла Флоренского стало символом духовной свободы. Личный пример священника-ученого убеждал в том, что можно быть верующим человеком и в то же время проявлять творческую активность в самых разных сферах. Поэтому можно говорить о влиянии отца Павла на те процессы, которые в конечном итоге привели к освобождению общества от оков атеизма и к религиозному возрождению стран Русского мира в конце XX века». Многочисленные изобретения и открытия о. Павла в области естественных и технических наук намного опередили время.

В августе 1921 г. священник Павел Флоренский был утвержден профессором печатно-графического факультета Высших художественно-технических мастерских (Вхутемас), где в течение 3-х лет читал курс лекций «Анализ перспективы». Вместе со своими единомышленниками В.А.Фаворским и П.Я.Павлиновым он отстаивал ценность и значимость общечеловеческих форм культуры, наполненных духовным смыслом. П.А.Флоренский указывал на ущербность линейной перспективы как художественного метода изображения пространства и развил понятие «обратной перспективы», имеющей особое значение в иконописи. Деятельность его во Вхутемасе подверглась острой критике со стороны конструктивистов и идеологов «Левого фронта искусств». В это же время Флоренский участвует в деятельности Московского института художественных изысканий и музееведения, сотрудничает с союзом художников и поэтов «Маковец». Он вносит существенный вклад в исследование лингвистических явлений, связанных с суггестивным воздействием на людей звука и слова. «Слово есть метод концентрации», - считал Ф., поэтому молитва концентрирует энергию духа («Антиномия языка»). Рассматривая тексты футуристов, Ф. дал исчерпывающий анализ авангардной поэзии и авангардизма в искусстве, как такового.

Дружбой П.А.Флоренского дорожили выдающиеся философы и писатели, художники и музыканты: С. Булгаков, В. Розанов, А. Лосев, А. Белый, В. Хлебников, М. Волошин, М. Нестеров, В. Фаворский, М. Юдина и другие.

В 1922 г. увидела свет книга П.А. Флоренского "Мнимости в геометрии", в которой он с помощью математических экстраполяций и парадоксов теории относительности А. Эйнштейна, опираясь на геометрию Н. Лобачевского, дерзновенно доказывал существование сверхъестественного мира, средоточием которого является Бог, Творец и Вседержитель. Ф. одновременно и независимо от А. А. Фридмана (1888-1925) пришел к идее искривленного пространства и теории расширяющейся Вселенной. В последнем параграфе «Мнимостей» сопоставляются коперниканская и птолемеева (воплощенная в «Божественной комедии» Данте) картины мира и приводятся аргументы в защиту истинности последней. Ф. пишет об обратимости времени в горнем мире и о возможности прорыва в этот мир за порогом сверхсветовых скоростей. Книга явилась одной из причин для обвинения Ф. в мистицизме и последующих гонений против него.

В 1928 г. о. Павел Флоренский был арестован и выслан в Нижний Новгород. После возвращения из ссылки (в том же году) работал в «Государственном экспериментальном электротехническом институте». Не без влияния Ф., Андрей Белый написал в свое время знаменитые строки: "Мир рвался в опытах Кюри атомной, лопнувшею бомбой на электронные струи невоплощенной гекатомбой..." Дочь Ф. Ольга вспоминала слова отца в начале 30-х годов, когда в СССР начались исследования в области ядерной физики (в Институте химической физики в Москве, в Физико-техническом институте и в Радиевом институте в Ленинграде): "Я бы мог изобрести оружие, которое завоевало бы весь мир, но я не буду этого делать, нет, не буду"…

В 1933 г. ученого обвинили в контрреволюционной деятельности и сослали на Дальний Восток; в 1934 г. перевели в Соловецкий лагерь особого назначения. 75 лет назад, 8 декабря 1937 г. священник Павел Флоренский был расстрелян. Место предполагаемого захоронения – Ленинградская область.

Протоиерей Сергий Булгаков написал о друге: «Я знал в нем математика и физика, богослова и филолога, философа, историка религий, поэта, знатока и ценителя искусства и глубокого мистика. Духовным же центром его личности, тем солнцем, которым освещались все его дары, было его священство. Из всех моих современников, которых мне суждено было встретить за мою долгую жизнь, он есть величайший и величайшим является преступление, поднявших на него руку. Он отошел, озаренный ореолом больше чем мученика, но исповедника имени Христова в антихристово гонение».

В жизни П.А.Флоренского фотография занимала исключительное место, он любил фотографировать и увлекался фотоискусством с отроческих лет. Каждый фотоснимок был для него символом непреходящего, запечатлевая мгновение как дань вечности. Не случайно книжные шкафы в кабинете мыслителя были украшены фотоснимками Акрополя, античных статуй и барельефов. В студенческие годы, тоскуя по родным и близким, Ф. писал отцу: «Только утешение в фотографиях, которыми увесил комнату». Занимаясь позднее, уже в зрелые годы, изучением своей родословной, он любовно и тщательно переснимал старые фотографии(они представлены на выставке). В работе «Анализ пространственности и времени в художественно-изобразительных произведениях» (1924-1925), в других лекциях по искусству Ф. изложил концептуальные основы философии фотографии. В 1930 г. ученому удалось разработать компактный прибор, позволяющий производить фотосъемку в невидимых лучах без источника электрического тока, в полной темноте и бесшумно. Аппарат был назван «Аидограф», что означает «рисующий невидимое», и запатентован (совместно с Г.Я. Арьякасом) как «ручной аппарат для фотографирования в невидимых лучах», т.е. в инфракрасных и ультрафиолетовых лучах, за границами видимого спектра. В дальневосточной ссылке, исследуя вечную мерзлоту и ледяные кристаллы, Ф. умело использовал микрофотографию и смастерил специальную фотокамеру к микроскопу. Еще ранее, в 1922 г. он изобрел ультра-микроскоп со сдвигом (см. «Вестник инженеров», 1922, №4). И в тюремной камере на Соловках с ним неотлучно были фотографии жены и детей. В своих умозрениях Ф. предвосхитил далекое будущее, когда люди научатся «делать мгновенные мысленные обозрения вселенной, разрезы её, перпендикулярные к направлению времени (предполагая единое время вселенной существующим), давая как бы мгновенные фотографии мира».

В экспозицию выставки включены уникальные экспонаты из Музея-квартиры священника Павла Флоренского: рисунки, рукописи, мемориальные предметы, портреты, фотографии, иллюстрации ученого к курсу классической греческой философии; материалы, связанные с научными изысканиями в области фотографии, минералогии, изучения вечной мерзлоты, производства йода из водорослей и агар-агара. Впервые демонстрируются несколько фотографий с оригинальных стеклянных негативов, сделанных Ф. в конце XIX века, а также рукопись трактата «Предполагаемое государственное устройство в будущем», написанного в экстремальных условиях заключения на Лубянке в 1933 г.