Телеграмма от Российской Академии наук

125 лет назад родился выдающийся российский ученый и богослов Павел Александрович Флоренский. Вся его жизнь была служением науке и Церкви, вере и разуму, между которыми он не видел противоречий.

Уже в юности, по окончании гимназии Флоренский был движим стремлением выработать цельное мировоззрение, соответствующее переживаемой миром эпохе. В 18 лет он считал, что без знания математики и основ современной науки выработка такого мировоззрения невозможна. Поэтому в 1900 году он поступил на математическое отделение физико-математического факультета Московского университета.

Математика, и как преподаваемая дисциплина и как предмет исследования, переживала в то время замечательный период, приведший вскоре к рождению знаменитой Московской школы теории функций. Флоренский стал деятельным участником происходивших событий. Ученик наиболее влиятельного московского математика конца 19-го века и самобытного мыслителя Н.В.Бугаева, автора оригинальной философской системы — аритмологии, а затем и механика Н.Е.Жуковского и математика Д.Ф.Егорова, Флоренский стал одним из строителей моста, соединившего идеи Московской философско-математической школы с тематикой зародившейся в 90-е годы XIX-го века во Франции теории функций действительного переменного. Он написал первую на русском языке работу по теории множеств, организовал при московском математическом обществе студенческий кружок, на заседаниях которого университетские профессоры и студенты обсуждали вопросы теории множеств и теории функций действительного переменного. Он оказал огромное влияние на своего младшего товарища — будущего лидера школы Н.Н.Лузина. Отказавшись остаться на факультете для «подготовки к профессорскому званию», Флоренский избрал другой путь — продолжил обучение в Московской Духовной Академии. Но, уйдя из университета, он никогда не порывал с математикой. Математические идеи пронизывают и его магистерскую диссертацию, из которой впоследствии вырос один из наиболее выдающихся богословских трактатов ХХ-го века — «Столп и утверждение Истины», и работу «Мнимости в геометрии» — сочинение, где он излагает свою концепцию связи между материальным и духовным мирами, и монументальный труд «У водоразделов мысли», создавшийся в трудные 20-е годы.

В «конкретной метафизике» отца Павла теория не отделена от практики живого дела. И куда бы ни забрасывала его судьба, он стремился употребить свои знания, свой талант к решению задач, продиктованных жизненными потребностями: в ходе реализации плана ГОЭЛРО — работал над исследованием диэлектриков, а позднее над многочисленными статьями для «Технической энциклопедии», оказавшись в лагере в Забайкалье — над проблемами мерзлотоведения. В Соловецком лагере изучал йод и технологию получения агар-агара из водорослей.

Глубина мысли и нестандартность подходов, во многом определявшихся его философскими воззрениями, делали его первооткрывателем в самых различных областях знаний: введенное им понятие пневматосферы — особой сферы стойких вещественных образований, проработанных духом — оказалось связанным с учением В.И.Вернадского о ноосфере, им была предложена конструкция одной из первых математических аналоговых машин, специалисты в структурной лингвистике рассматривают его как одного из пионеров исследований в этой области, его труды «Обратная перспектива» и «Иконостас», сочинения по музееведению, опубликованные лишь в последней трети ХХ-го века, оказались востребованными современной искусствоведческой мыслью. Отец Павел Флоренский внес огромный вклад в развитие народного хозяйства в 1920-е и 1930-е годы, занимаясь вопросами электротехники и материаловедения.

К сожалению, сами условия его жизни не создавали возможностей для достаточно полного раскрытия многих из его замечательных идей. Их развитие во многом — дело будущего. Трагический опыт его многотрудной жизни свидетельствует о нравственной и интеллектуальной победе мыслителя, дух которого оказался несломленным даже невыносимыми условиями лагерного существования.

Президент Российской Академии наук Ю.Осипов