Миловатский В.С. Рецензия на книгу игумена Андроника (Трубачева) о священнике Павла Флоренском "Путь к Богу"

(М., 2012. Т. 1. 671 ст., илл.)

 

Пришло время «собирать камни». Время вспоминать либо запрещенных, либо, по нерадению, забытых наших гениев, праведников и мучеников, без памяти о которых страшно оскудела наша жизнь, и прежде всего, духовная. Святой наш долг – восстановить память о них и воздать им должное.

Имя священника Павла Флоренского чрезвычайно много значит для русского сознания, для нашей духовности и культуры. Он соединял в себе вещи, казалось бы, несоединимые: религию и науку, искусство и философию, слова древние и нынешние. Его гений шел путем синтеза – и это особенно актуально в наше время.

Патриарх Алексий II так оценивал творчество отца Павла Флоренского: «Убежден, что в XXI столетии диалог веры и науки не только будет успешно развиваться, но и ляжет в основу обновленного, целостного мировоззрения. И вклад нашего выдающегося соотечественника, верного сына Церкви священника Павла Флоренского в формирование такого мировоззрения не может быть забыт».

Только в конце 80-х и начале 90-х годов ХХ века одно за другим стали публиковаться его сочинения. Большое старание к этому приложили потомки отца Павла: сначала внук Павел, а потом внук, теперь уже игумен Андроник (Трубачев). Он-то и взял на себя сейчас основные труды по сохранению архивов и изданию материалов о нем.

Труд очень непростой, если учесть, что многие сочинения отца Павла не были изданы, рукописи не расшифрованы, многие документы не найдены и т.д. Предстояла большая исследовательская работа. Не смущаясь этим, игумен Андроник еще в 1996 году задумал написать капитальный труд по биографии Павла Флоренского. Это потребовало много сил и времени. И вот, наконец, работа завершена: подготовлена полная биография отца Павла в 6-ти томах.

В 2012 году вышел первый том этого фундаментального труда под названием «Путь к Богу». Это стало значительным событием в нашей духовной и культурной жизни. Миру была представлена невидимая часть айсберга: в некотором смысле читатель увидел неожиданного отца Павла, образ которого лишь угадывался благодаря его отдельным сочинениям.

Сейчас много выходит биографических книг, но эта книга по многим качествам выгодно отличается от них. Начнем с того, что она прекрасно исполнена полиграфически – ее хочется взять в руки! Светло-серый, сдержанный тон обложки, счастливо избавленный от перегруженности изображениями, располагает к серьезному, вдумчивому отношению к книге. Символично на обложке изображен крест, в центре которого в медальоне – лик Павла Флоренского, напоминающий нам о его мученической кончине.

Внутри книга в той же сдержанной тональности оживлена оригинальными рисунками и заставками художника-оформителя М.Ю.Тихоновой. Замечательно, что в соответствующих местах текста помещены факсимиле рукописей и рисунков самого Павла Флоренского.

Особой оценки заслуживает столь бережное, вдумчивое и уважительное отношение к оформлению фотографий. Ты словно оказываешься в прекрасном музее и через любовно собранные и сохраненные фотодокументы, как через волшебные окошки, вглядываешься в иное время, в иной миропорядок, видишь жизнь людей, давно ушедших. Они оживают перед тобой, и чувствуется их дыхание, их тепло! Теплый тон изображений, удачные рамки, вся великолепная подача фотографий работает на это. Хочется от души поблагодарить всех, приложивших немалый труд к тому, чтобы это получилось столь удачно.

Хороша композиция книги. Очень интересны многочисленные приложения и указатели. Чувствуется феноменально добросовестный, профессионально-академический подход автора игумена Андроника, в бытность в миру закончившего архивный институт.

* * *

Теперь о главном. Содержание тома разбито на две части: первая – о родословии Флоренского (Глава 1. Корни, ветви, имена и лица); вторая – о юности отца Павла (Глава 2. Детство и юность).

Итак, книга начинается с родословия, и половина ее посвящена рассказу о роде священника Павла Флоренского. Отец Павел разработал целую науку – философию генеалогии. Речь идет о «геологии души» (формулировка о. Павла), о ее слоях и характере.

Обычно генеалогию понимают как науку, которая, углубляясь в историю рода, исследует родовые связи, так сказать, наполненность рода. Отец же Павел, напротив, пристальное внимание обратил на конкретную личность: на то, как эти многоразличные родовые ручейки сливаются в единой личности, как они ее питают, созидают и как проявляются в ней. То есть, он сосредоточил внимание на ветвях, на кроне рода, и указал на великое значение подобного исследования для всякой личности, стремящейся осознать себя, свое предназначение, свою роль в истории.

Исследую «геологию» своей души, Павел Флоренский делает довольно неожиданное открытие: «В раздолье моей души, – исповедально пишет он Сергию Булгакову в августе 1917 года, – нет законов, я не хочу законности и не умею ценить ее, ибо знаю, что я разбойник всем  своим нутром, и не в кабинете сидеть бы мне, а мчаться в грозу ночную, без цели мчаться бы с вихрем на карабахском коне». Вот какое откровение: абрек и только!

Необычная эта глава интересна не только описанием двух линий родов: по отцу Павла – русского, костромского, и по матери – кавказского, армянского. Она актуальна и тем, что учит нас почитанию своего рода, не быть «Иваном, не помнящим родства». В этом отношении особенно важны первые тридцать страничек главы, проясняющие сущность родословия.

Некоторое время назад мне все казалось, что игумен Андроник преувеличивает противоречивость личности Павла Флоренского. Однако более глубокое «погружение» в материалы книги заставило меня согласиться с биографом и признать важность и проницательность его заключительных слов первой главы книги «Путь к Богу»: «Изучение рода, имени, лица и лика отца Павла показало, что в его личности были заложены глубокие, неискоренимые противоречия. Противоречие являлось основной характеристикой его личности. Попытки избегнуть противоречия в жизни должны были вести к отказу предназначенного пути, к разрушению личности. Утверждение жизненных противоречий вело к единству личности как целого и исполнению того, что было предназначено ей совершить, но через страдание».

* * *

Вторая глава первого тома посвящена детству и юности Павла Флоренского. Она небольшая: собственно рассказ о нем занимает всего 84 страницы. Но замечательно в ней то, что это целиком рассказ самого Флоренского. Здесь проявилась большая деликатность, я бы сказал, целомудрие биографа. Ведь лучше самого отца Павла никто не сможет поведать о его детстве – фундаменте его личности.

Красноречивые документы, сопутствующие главе, делает текст повествования особенно убедительным и жизненно ощутимым.

* * *

В заключение хочется сказать вот что. Вышел только первый том, остальные, давно готовые, ждут своей очереди. Ждут и читатели. Но у автора нет денег на их издание. Как часто мы неблагодарны в отношении наших великих людей, наших пророков. А ведь они – наша судьба, лицо нашей страны.

В этой связи выскажу пожелание нашему министру культуры России: дабы он нашел необходимые средства для издания фундаментальной биографии великого нашего соотечественника, так много сделавшего для России.

И еще хочу с благодарностью низко поклониться автору игумену Андронику за его огромный, очень важный и подвижнический труд.