Н.А.Струве, редактор и издатель «Вестника русского христианского движения»

К столетию священника Павла Флоренского

9 января 1982 г. исполняется столетие со дня рождения «умнейшего человека России» XX века (по выражению В.Розанова) — священника Павла Флоренского. Его личность и творчество вызывают до сих пор противоположные оценки: непомерно хвалебные, доходящие до священного пиетета, или незаслуженно сдержанные, если не отрицательные (Флоровский). Обе эти крайности неоправданны и неплодотворны. Признание Флоренского крупным явлением русской науки и религиозной культуры не должно препятствовать трезвому и критическому подходу к его столь многогранному, но, увы, незаконченному творчеству.

Как человек, отмеченный несомненной печатью гениальности, Флоренский не был лишен противоречий. С религиозной точки зрения он шел издалека: от семьи, где речи о религии считались неприличием 1, от культурной среды, которая на позитивизм XIX века ответила соблазнительным декадентством. И сам он — эстетизмом, энциклопедизмом, утонченностью — был по природе человеком возрожденческого склада.

Но великая заслуга Флоренского — в преодолении этих психо-физиологических и культурно-общественных данностей. Блестящий математик, оставленный при университете, он вопреки всем обычаям и приличиям переходит студентом в Московскую Духовную академию и становится — horribile dictu 2  тогда для дворянина-интеллигента — священником. Утонченный эстет, мечтавший о монашестве, он основывает простую и крепкую русскую семью. Начавший с декадентских стихов, поклонник Андрея Белого, он через несколько лет произнесет суровый приговор религиозной двусмысленности символизма 3. Возрожденец, напоминавший своей разносторонней одаренностью Леонардо да Винчи, Флоренский собственное мировоззрение считал «соответствующим складу XIV–XV вв. русского средневековья» 4 и неустанно звал к углубленному пониманию средневекового онтологизма в противовес современному иллюзионизму.

Для большинства читателей Флоренский остается и, вероятно, останется автором одной книги — «Столп и утверждение Истины». Эта докторская диссертация еще молодого, всего лишь 27 летнего ученого явилась событием на путях русского богословия. Современный литературный язык, не без декадентской вычурности, экзистенциальный подход к христианским догматам, привлечение всего спектра наук — математики, физики, филологии, искусствоведения — для их выяснения, вот в чем состоит непреходящая и непревзойденная новизна книги, раз и навсегда порвавшей со школьным, суконным богословием.

Каким оказался бы дальнейший вклад Флоренского в русскую религиозную мысль, мы можем судить только по отдельным дошедшим до нас статьям и лекциям 20 х годов. Жизнь Флоренского, как и всей России, «как реку, суровая эпоха повернула... В другое русло, мимо другого потекла она». Уже в марте 1917 г. Флоренский был отрешен от редакторства «Богословских трудов» в пользу более либерального М.Тареева. После октябрьского переворота, с закрытием в 1919 г. Лавры и Академии, ему пришлось, помимо ревностной деятельности по спасению религиозных памятников искусства, вновь переключиться на точные науки. Человек правых взглядов, стремившийся жить чистым созерцанием, вне истории, он занял по отношению к советской власти позицию отрешенной лояльности «во всем, что не затрагивало совесть», продолжая носить рясу на государственной службе. Сделанные им научные открытия, «имевшие народно-хозяйственное значение в государственном масштабе», не уберегли его от кратковременной ссылки в 1928 г., а затем в феврале 1933 г. — от окончательного ареста. После многих лет каторги на Соловках (с 1938 г. без права переписки с родными), Флоренский погиб, по официальным данным, в 1943 г. где-то на Дальнем Севере 5.

Так новым верховным подвигом закончилась жизнь «русского Паскаля» (Розанов), примирившего в себе религию и науку. Религиозно-аскетический, научно-идейный подвиг увенчался исповеднической кончиной. И сегодня, поминая столетие со дня рождения, мы вправе, если не всецерковно, то келейно, воззвать: «Священноисповедниче отче Павле, моли Бога о нас!».


* Печатается по изд.: Вестник русского христианского движения (Париж), 1981. №135 (III–IV).

1 См. «Воспоминания о детстве» П.Флоренского // Вестник РХД. №99, 100.
2 Ужасное своеволие (франц.).
3 См.: Вестник РСХД. 1974. №114. О Блоке.
4 Автореферат в Энциклопедическом словаре « Гранат».
5 Теперь известно, что о. Павел был расстрелян ‹в Ленинградской области› в 1937 г.